?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

“Я точно знаю, что кое-кто из милицейских начальников бросал тестю в лицо: “Ты слишком далеко зашел”.

История расстрела семьи полковника Перевощикова, первого заместителя министра внутренних дел Удмуртии, осенью 1994 года была воспринята как вызов. Пощечина обществу. Насмешка сильных мира сего над наивной верой в торжество справедливости.

В ту ночь в живых остались четверо: младший сын Перевощиковых Сергей, невеста среднего сына, десятимесячный внук Руслан и его отец Борис Култашев, которого будто бы и шли убивать и на которого, по злой иронии судьбы, почти сразу надели наручники.

Остальные четверо - Николай Перевощиков, его супруга Нина, сын Игорь и дочь Татьяна погибли на месте.

Kultashev

На фото Борис Култашев

Она сама сказала: “Хочу за тебя замуж”

- Мне сейчас 28. Я всегда мечтал стать десантником. Приехал в город, поступил в парашютно-десантный клуб, “заболел” рукопашным боем. Месяца через четыре достиг того, что со мной только несколько человек решались выходить на спарринг, все остальные боялись. В армии узнал про роту специального назначения. Демобилизовался, пришел прямиком в эту роту, а там беспредел такой!

- Почему у вас сейчас дрожат губы?

- Мне до сих пор противно, когда я вспоминаю эти рожи. Иногда они заводили задержанных в автобус и начинали бить - просто так, для профилактики. Помните омоновца Шепеленко, который здесь же, в Ижевске, восьмерых расстрелял? Он как раз нашим командиром был. Посмотрел я на эту жизнь два года и уволился. Я видел людей, которые по 20 лет проработали в милиции и даже себе на квартиру не заработали, - и не мог смотреть на 18-летних пацанов, которые ездят на иномарках. Чем я хуже их?

- Ваши родители жили бедно?

- Пропивали много, а могли бы жить очень богато. Умерли один за другим перед самым приговором. А старший брат, говорят, совсем спился. Поэтому я алкашей не переношу. Я уже здесь, в тюрьме, начал понимать, что богатство ни к чему. Ничего ведь с собой не возьмешь на тот свет. Все это преходяще.

- Как вы познакомились с дочерью замминистра?

- В учебном центре МВД. Мы выходили строиться, смотрю - девочка стоит такая миленькая в первом ряду. Я остановился, осмотрел ее сверху до низу прямо при всех, она смутилась, покраснела вся. Она училась в третьем взводе, я в первом. И тут кто-то из парней начал к ней приставать, а я до этого провел у них пару занятий по рукопашке, она увидела, что я неслабо подготовлен, и попросила помочь. Так и познакомились. Она влюбилась. Да и я сам тоже голову потерял. Она сама мне сказала: “Хочу за тебя замуж”, я еще улыбнулся. А если честно - сам уже этого хотел.

Я работал по выбиванию долгов

- Жили в одной квартире, отношения были прекрасные - эта семья для меня вообще стала родной, даже дороже моих собственных родителей. Таня родила мне сына. Я ждал этого ребенка, любил его. Дед с бабушкой были от него без ума, забывали про все, сусликом называли... Вот видите этот медальон? Когда Руслана привозили на свиданку в прокуратуру, я его сфотографировал и никогда с этой фотографией не расстаюсь.

Я числился коммерческим агентом, а на самом деле работал по выбиванию долгов. Время было такое: все не возвращали деньги, все наглели, приходилось разбираться с бандитами.
Тесть никогда не лез в мои дела. Я один раз подвез его на работу на иномарке - так сразу разговоры пошли: “Перевощиков дружит с мафией”. Он стал просить меня за квартал останавливаться. Он человек был скромный, только когда торопился, мог позволить себе вызвать служебную машину. А так постоянно на трамвайчике до работы ездил.

- Вам не приходило в голову, что выбивание долгов - не самый честный бизнес?

- Приходило. Но так все гладко шло...

- На ваших глазах убивали?

- Позже, когда я познакомился с Димой Малышевым. Как-то он догнал меня на своей “Мазде” и попросил: “Боря, помоги!” Один бизнесмен обидел его очень сильно. Я помог оружием и человеком, когда его парни сами не решились. Это была роковая ошибка. Я за это ничего не получил, ни копейки. Помог - а потом Малышев меня отблагодарил...

- Вы имеете в виду тот октябрьский вечер?

- Я уже знал, что объявлена охота на меня и на тестя. Во вторник у меня был с ним серьезный разговор. Я зашел, снял кобуру, он еще спросил: “Почему носишь оружие без разрешения?” Мы тогда с ним подробно поговорили. Я сообщил, что нас должны убрать, и сказал: “Или ты их посадишь, или я их сам уберу”.

- Почему вы даже не поставили железную дверь - ту, что была, выбили одним ударом...

- Они должны были вот-вот переезжать в новую квартиру, а я - начать ремонт. Дверь я уже заказал. Во вторник мы с тестем поговорили. Наверное, он после этого долго не спал, а на следующий день начал принимать какие-то меры.

Сын кричит по ночам: “Дядька, зачем стреляешь?”

- Домой я приехал в начале первого. В течение минуты сидел в машине, слушал музыку и проверял - нет ли “хвоста”. Все спали, только Сережка лежал и смотрел телевизор. Я лег. Тишина. И вдруг - удар, и сразу пошли выстрелы. Я думал, что я еще сплю. Проснулась жена: “Что, что это?” Я говорю: “Давай ребенка сюда!” Она: “Не надо, меня не тронут”. У
меня в голове прокрутились варианты: выcкочить в дверь, без оружия - сразу получишь пулю в лоб. Решение выстроилось само: скатиться с кровати. Я даже не знаю, что меня толкнуло на это, почему не бросился, например, на жену, не прикрыл ее своим телом? Скорее всего мне просто стало обидно: кто-то будет потом сидеть, пить водку и смеяться: как мы их сделали!.. Дверь открывается, три выстрела - и все. Я услышал, как с жены начала литься кровь.

Как только выстрелы кончились, я включил свет. И увидел ребенка - он лежал в Таниной крови, смотрел на меня, молчал и хлопал глазами. А жена уже издавала последние вздохи. Я вытащил из-под жены ребенка, вымыл его в ванной, переодел быстренько. Минуты через три-четыре приехала опергруппа. Сережка разглядел, что стреляли двое высоких парней. Я сразу сказал: “Пешков”. Увидел автоматные гильзы. Значит, еще и Малышев? Он как раз до этого хвастался, что ему передали автомат новенький. Я понял, что мои бывшие друзья поставили большую точку. Им же сказали, что это будто бы я их хочу убрать. Короче, оболгали меня капитально... “Скорая” приехала минут через 10-15. Я просил: “Сделайте что-нибудь!” Но было поздно. Таня умерла, потому что ей сердце прострелили, три пули рядышком прошли. Как выносили их тела, я не видел - меня попросили проехать в отделение. Я им сразу сказал, кто это может быть. Никто даже слушать не стал.

Я жил одной мыслью - достать тех, кто это сделал, потому и думал о побеге из изолятора. А потом начал сам себя спрашивать: на кого ты злишься? Если бы не эти ребята - это сделал бы кто-нибудь другой. Они стали лишь исполнителями, орудием в чьих-то руках. Сам Малышев никого заказать не мог, он - пешка. То, что эту историю на суде представили как бандитскую разборку, - просто несерьезно.

- То есть вы считаете, что настоящие заказчики остались на свободе?

- Я точно знаю, что кое-кто из милицейских начальников бросал тестю в лицо: “ Ты слишком далеко зашел”.

- В чем?

- В расследовании. Вы же слышали, что происходило в городе в последнее время: торговля оружием, нецелевое использование бюджетных средств.

- Так вы считаете, что это его заказали, а не вас?

- Меня замочить вообще была не проблема. Я в этот день был в сауне, один сел в машину, один приехал домой. Да и потом, если бы захотели убить меня, - любой из них мог бы просто позвонить и сказать: “Боря, приезжай”. И я бы приехал.

- А вы не спрашивали их самих, почему они решили уничтожить всю семью?

- У нас была очная ставка. Все, конечно, начали плакаться: “Боря, извини, мы не виноваты”. Что они еще могли сказать? Не было выбора - если бы они это не сделали, назавтра бы убрали их. В первое время мне предъявляли обвинение в том, что будто бы я организовал убийство собственной семьи. Я был шокирован.

- А вы считаете, что совсем не виноваты в их смерти?

- Отчасти. Этот груз останется на мне до конца моих дней.

- О том, как когда-нибудь будете объясняться с собственным сыном, думали?

- Оправдываться не собираюсь. Со временем он все поймет сам. Мамой и папой он называет опекунов. А меня - папой Борей. Из писем знаю, что иногда он вскакивает по ночам и кричит: “Дядька, зачем в Русланку стреляешь?”

Гвоздику на Танину могилу по просьбе Бориса Култашева мы положили сами. Больше это сделать некому.

Газета «Золотая Провинция» N 20 от  2 июня 1998 г



Profile

Андрей
udmvoice
ЖЖ Андрея Некрасова

Latest Month

May 2016
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com